.RU

ТОВАРИЩ РОМАН - «Повесть о чекисте»


^ ТОВАРИЩ РОМАН

Ранним воскресным утром, поеживаясь от холода, Николай вышел из дома и направился на базар. Несмотря на позднюю осень, стояли по-летнему теплые дни и прохладные, с заморозками ночи.

Он шел углубленный в свои мысли.

Сегодня через Федора, связного райкома партии, Николай должен получить ответ. Еще в Ростове, давая ему эту явку, майор сказал: «...только в случае самой крайней необходимости».

«Необходимость крайняя! — думал он. — Не может быть, чтобы у райкома не было связи с центром! Они должны мне помочь».

Из состояния глубокой задумчивости Гефта вывел какой-то яркий субъект в феске; прижав его под аркой ворот, он часто-часто зашептал:

— Леи? Лиры? Рейхсмарки? Доллары? Франки? Фунты?..

Николай понял, что базар близок, и шагнул в переулок. Здесь уже бойко шла купля-продажа. Торговцы наперебой предлагали товар: сапоги, заготовки, голенища, костюмы, шляпы, платья, кофты, галантерею и мебель, парфюмерию и кухонную утварь. На расстеленных мешках лежало всякое барахло, место которому на городской свалке, но здесь находились покупатели, они присаживались на корточки, разглядывали товар, спрашивали цену, охали, торговались...

Еще издали Николай увидел Глашу Вагину. Она стояла молча, держа в руках развернутый коврик с изображением лисицы и журавля. Это был по-детски наивный рисунок, выполненный аппликацией, — лисица из лоскутов рыжей байки и журавль голубого шелка, праздничный и нарядный.

«Брунгильда теперь хозяйка заведения на Колодезном, и Глаша вынуждена сама продавать свои коврики», — вспомнил Николай.

Стараясь остаться незамеченным Глашей, он протискивался сквозь людскую толчею, пока не услышал знакомый с хрипотцой тенорок Федора:

«А вот отличный, недорогой подарок!

Одна батарейка — всего пять марок!

Подходи! Налетай!

По дешевке покупай!»

Николай подошел к раскладному столику-лотку, за которым стоял Федор. Они узнали друг друга.

Взяв со столика одну кустарную батарейку в пестрой обертке и разглядывая ее, Николай спросил:

— Нет ли элементов для круглого фонаря?

— Редко спрашивают, не вырабатываем, — ответил Федор, достал из сумки одну батарейку и, вручив ее Николаю, тихо добавил: — Девятичасовой сеанс кинохроники на Дерибасовской. Билет под оберткой. Наш связной справа. Вопрос: «Не знаете, что сегодня показывают?» Ответ: «Торжества в Румынии по случаю годовщины воссоединения Молдавии и Валахии».

— Сколько с меня за батарейку?

— Пять марок! Цена без запроса!

Николай расплатился и стал протискиваться сквозь толпу к выходу.

Когда базарная толчея осталась позади, он зашел в первый же подъезд дома, осторожно надорвал обертку, вытащил билет, бросил батарейку в мусорный ящик и посмотрел на часы: до начала сеанса было еще целых полчаса.

Желающих смотреть кинохронику оказалось мало. В фойе театра было человек пять школьников, несколько румынских солдат во главе с капралом, пожилая женщина, видимо, по пути с рынка, и здесь же за столом играли в кости десяток турецких матросов. В кресле дремал подвыпивший бородач с банным веником, завернутым в вафельное полотенце.

Николай всматривался в лица каждого, но не находил среди них никого, кто бы мог быть связным подпольного райкома.

Уже после первого звонка в фойе вошло несколько новых зрителей, среди них моряк в тельняшке и бушлате, рослый блондин, с прокуренными моржовыми усами. Моряк прошел мимо Гефта, внимательно, с ног до головы, осмотрел его и занялся журналом, лежащим на столе.

«Неужели он?» — подумал Николай и по второму звонку не спеша направился в зал.

Двадцатый ряд — последний, двадцать первое место отделяет от остальных кресел колонна, справа место свободное.

Моряк вошел в зал одним из последних и сел в первом ряду.

Третий звонок. Погасла люстра. При тусклом свете дежурной лампочки появился бородач с банным веником, прошел по проходу справа и занял двадцать второе место в двадцатом ряду.

Такое соседство казалось недоразумением, но вопрос ни к чему не обязывал, и Николай спросил:

— Не знаете, что сегодня показывают?

— Торжества в Румынии по случаю годовщины воссоединения Молдавии и Валахии...

Свет погас. На экране возникло изображение румынского орла с ключом в клюве и геральдическим щитом на груди. Картина шла на румынском языке с немецкими субтитрами и пояснениями русского диктора:

— Сегодня румынский народ празднует восемьдесят четвертую годовщину со дня объединения княжеств Молдавии и Валахии... — объявил бархатный баритон...

На экране появился Михаил I, слащавый мальчик в военной форме. Опираясь на трибуну с изображением двух княжеских гербов, король начал свою речь, обращенную к собравшимся гражданам...

Пользуясь темнотой, Николай Артурович протянул руку соседу и ощутил крепкое дружеское пожатие.

— После окончания следуйте за мной на некотором расстоянии... — предупредил бородач.

В это время на экране две дородные женщины, видимо, олицетворяющие собой Молдавию и Валахию, бросились друг другу в объятия. Этим символическим эпизодом и закончилась румынская кинохроника. Затем на экране появился имперский черный орел со свастикой в когтях, и под звуки фанфарного марша послышалась рыкающая речь немецкого диктора. Это были празднества в Мюнхене по случаю десятилетия штурмовых отрядов СС. Прямо на зрителей, озаренные пламенем факелов, шли отряды штурмовиков. На трибуну, украшенную знаменами со свастикой, поднимается Адольф Гитлер, его сопровождают адмирал Карл Дениц, Вильгельм Кейтель, маршалы Эрхард Мильх и Теодор Бок. Хриплая, лающая речь Гитлера. Вытаращенные глаза, прыгающие усики одержимого... Звуки фанфар, и вот уже третья часть программы — комедия «Фриц Лемке в Париже». В оккупированной столице веселился немецкий унтер. Он куражился, пил пиво на Эйфелевой башне, фотографировался верхом на химере собора Нотр-Дам, позировал у Триумфальной арки. Бравый служака пользовался успехом у парижанок. Женщины липли к нему, как мухи на клейкую бумагу. Обманутый муж устроил ему сцену ревности, но бравый унтер разделал ревнивца под орех, бил посуду в его доме, срывал со стен картины, словом, вел себя так же, как Макс Линдер, но отравленный ядом национал-шовинизма.

Казалось бы, после такой смешной комедии зрители должны быть веселее, но они выходили из кинотеатра без тени улыбки на лице. Турецкие моряки и румынские солдаты были озабочены мыслями о том, что и у них в доме так же хозяйничает бравый Фриц, пьет их вино и тискает женщин.

Больше всего Николай боялся потерять из виду связного, но тот шел не торопясь, рассматривая плакаты анонсируемых боевиков немецкой кинематографии.

На Дерибасовской бородач свернул налево, пересек Преображенскую и вышел на Садовую.

Чем больше Николай всматривался в маячившую впереди фигуру связного, тем больше ему казалось, что этого человека он где-то уже видел.

«На заводе? — думал он. — На судостроительном около тысячи человек рабочих, может быть, на заводе!..»

Бородач свернул на Торговую, немного подождал Николая и, убедившись, что он идет следом, ускорил шаг, миновал Старо-Портофранковскую, Внешний Бульвар, Манежную и вышел на Институтскую.

Теперь Николаю было ясно, что идут они на Слободку; когда же связной направился вниз по Дюковской, он окончательно в этом убедился.

«Тайная явка на Слободке, — с тревогой подумал Николай, — где в бывшем кинотеатре — мрачный застенок сигуранцы для пыток!..»

На мосту полицейский патруль проверял документы.

Николай сократил расстояние, отделяющее его от связного, чтобы в случае необходимости прийти на помощь. Но бородач был невозмутимо спокоен, предъявив документ, он еще отпустил какую-то игривую шутку в адрес задержанной патрулем женщины. Старший полицейский, смеясь, вернул ему удостоверение, и связной двинулся вперед по Дюковской.

У Николая документы не проверяли: нарукавная повязка со свастикой и гитлеровская военно-морская эмблема на фуражке оказались достаточными.

Минуя церковь, связной свернул в один переулок, другой и остановился возле двухэтажного дома с большой вывеской по фасаду:

«УКСУС — оптом и в розницу — АВЕРЬЯН ШТЕБЕНКО и СЫН».

Николай видел, как связной зашел в торговое заведение Штебенко, и последовал за ним.

В плохо освещенном помещении лавки вдоль стены на низких козлах выстроились в ряд большие сорокаведерные бочки с уксусом. За конторкой сидел худой человек с бледным одутловатым лицом — надо полагать, это был Аверьян Штебенко. Паренек, разливавший уксус по бутылкам, — точная копия Штебенко-старшего — такой же тощий и одутловатый, словно сильный уксусный дух, которым здесь все дышало, замариновал отца и сына.

Покупателей не было.

Связной выглянул из-за приоткрытой двери в глубине лавки и поманил Николая.

Он вошел в помещение, служившее подсобкой, помог бородачу сдвинуть с места большую дубовую бочку, под которой оказалась крышка люка. Держась за ступеньки руками, они начали спускаться вниз по отвесной лестнице. Николай насчитал двадцать ступеней, одна от другой сантиметров сорок. «Стало быть, восемь метров», — прикинул он.

Вышли на площадку. Бородач дернул за веревку, наверху отозвался звонок. Люк над их головой закрыли, и, судя по звуку, бочка вернулась на свое место. Связной чиркнул спичкой, приподнял стекло фонаря, висящего здесь же, и зажег фитиль. Снова поднят люк, и снова спуск по такой же лестнице на вторую площадку, а затем и на третью...

Они спустились в небольшую камеру, вырубленную прямо в ракушечнике, которая, уменьшаясь уступами, вела в узкий коридор...

— Пригнитесь, Николай Артурович! — предупредил его связной.

Они шли под уклон. С непривычки у Николая ныл затылок и дрожали колени. Воздух здесь был сырой и, казалось, подогретый. Дышать трудно, от пота намокла рубашка и прилипла к телу.

Понимая, что должен чувствовать человек, впервые спускающийся в катакомбы, связной сказал:

— Потерпите еще немного. Скоро главная штольня, там малость полегче.

«Где я видел этого человека? — неотвязно вертелась у Николая мысль. — И голос знакомый, и лицо, и фигура...»

— Послушайте, Борода, вы знаете, как меня зовут, и даже называете по отчеству, а себя не представили. Нехорошо! — сказал Николай, когда они остановились для краткого отдыха.

— Игнат Иванович Туленко. Меня больше величают Старшиной. Вот и вы так — Старшина.

— Далеко нам еще, Старшина? — спросил Николай.

— Нет, недалеко. Вот опаздываем мы, это плохо! — Он вытащил за брелок карманные часы на цепочке и посветил фонарем. — Пять минут первого, а товарищ Роман назначил в двенадцать ноль-ноль. Пошли, Николай Артурович!

Штольня расширилась, стала выше, идти было легче. В отсветах фонаря сверкали рыжеватые прожилки. Было так тихо, словно они находились в вакууме, нехватка воздуха усиливала это ощущение.

У каждой развилки штолен, а их здесь было множество, Старшина, подняв над головой фонарь, внимательно изучал условные отметки на камне, разные стрелки, буквы, какие-то иероглифы. Связной хорошо разбирался во всех этих знаках и безошибочно находил нужную дорогу.

— Сюда примыкают катакомбы Кривой Балки, а сбойку от уксусной лавки Штебенко мы делали сами. В бочках на фуре возили ракушечник к отвалу... Каторжная была работенка!..

Спустя несколько минут неожиданно, направив из темноты стволы автоматов, их остановила охрана.

— «Из тьмы к солнцу!» — назвал Старшина пароль.

— Проходи! — отозвался кто-то из глубины штольни.

Они ступили в широкий коридор, затем свернули в большой зал. В глубине ниши, вырубленной прямо в ракушечнике, стоял бюст Владимира Ильича Ленина. Посредине ровно опиленная глыба камня, накрыта кумачовой скатертью. На этом столе фонарь «летучая мышь». Сиденья из камня вокруг стола.

Навстречу им поднялся высокий человек, чубатый, с сильным, волевым лицом и цепким, внимательным взглядом серо-голубых глаз.

— А я начал беспокоиться! — сказал он, протянув руку Николаю, и представился: — Роман. Рад вас видеть, Николай Артурович! Хотя мы и в курсе того, что делается наверху, все же рады каждому новому человеку!

— Я могу идти, товарищ Роман? — спросил Старшина.

— Надо, чтобы ты присутствовал, Игнат Иванович!

— Есть присутствовать! — отозвался Старшина.

Они сели возле каменного стола, словно в кабинете секретаря райкома. Неровный свет фонаря подсвечивал снизу бюст в нише, и казалось, что Ильич, глядя на них своим мудрым, с лукавым прищуром взглядом, с интересом прислушивается.

— Нуждаемся в помощи, товарищ Роман... — сказал Николай и осекся.

Но товарищ Роман считал обращение к подпольному райкому чем-то обычным, само собой разумеющимся и сказал:

— Конкретнее.

— Нам необходимо передать по рации на Большую землю разведданные, разумеется шифром...

Товарищ Роман и Старшина переглянулись.

— Вам должно быть известно, что замурованы все выходы из катакомб, кроме того, сигуранца ведет круглосуточное наблюдение за эфиром. Нам каждый раз приходится искать новый выход, зачастую с большим риском для подпольщиков. Чтобы избежать радиопеленгации, мы не ведем по рации длительных передач.

— Как же быть? — спросил Николай. — Фронт приближается, а разведданные о береговой и противовоздушной обороне, важные сведения о немецком флоте лежат в тайнике...

— Срочно направляйте связного через линию фронта, — сказал Роман.

— Мы думали над этим, но не можем найти подходящего человека. Связная Покалюхина — способная разведчица, у нее отличная память, наблюдательность, она умеет логически мыслить, смелая, настойчивая девушка, но болезненна и вряд ли сможет вынести физические лишения, связанные с переходом.

— Быть может, кто-нибудь из подпольной группы на судоремонтном? — спросил Роман.

— Есть один, Мындра Иван Яковлевич. Осторожный человек, с хитрецой, умеет подходить к людям, исполнителен. Я о нем думал и отказался. Теперь, когда немцы подчистую выметают резервы, мужчине трудно перейти фронт. Могут принять за дезертира или, еще хуже, за перебежчика.

— Да, женщине было бы легче... — согласился секретарь.

— Порекомендуйте человека, товарищ Роман.

— А почему бы вам не послать Глашу Вагину?

— Кого? — переспросил Николай. Ему казалось, что он ослышался.

— Глафиру Вагину, — спокойно повторил секретарь.

Только теперь до сознания Николая дошло, что речь идет о Глаше с Коблевской, маленькой швее, простой скромной женщине... Пожалуй, лучше не придумаешь!

— Все, что мы можем для вас сделать, — сказал Роман, — это кратко передать в центр, что действуете вы успешно и ждете связного.

— Спасибо и за это. Передайте: «Золотников ждет связного». Они поймут. Что касается оценки нашей работы, думаю, время еще не пришло.

— Передадим этой же ночью, — пообещал секретарь. — Теперь о времени и оценке. Мне кажется, что всегда время и поддержать человека, и предостеречь. Тем более, что райком имеет на это право. Мы наблюдаем за вашей работой, поддерживаем и иногда поправляем... Как, например, было с провокатором сигуранцы Дегтяревым...

— Так это вы? — удивился Николай.

— Подпольный райком предупредил вас об опасности через Глафиру Вагину. Вся ваша деятельность проходит у нас на глазах, и мы вправе, как видите, давать оценки.

— Беру свои слова назад...

— У вас все? — спросил Роман.

— Крайне необходима взрывчатка.

— Взрывчатки нет, сами нуждаемся. Организуйте производство...

— Нужен специалист. Как вы думаете, можно привлечь профессора Лопатто?

— Лопатто остался в городе по заданию партии. Не хотелось бы подвергать профессора риску, которого можно избежать. Но в случае крайней необходимости поговорите с ним...

— Можно сослаться на вас?

— Скажите, что вас направил к нему товарищ Роман. У вас все?

— Да.

— Тогда у меня есть к вам вопрос: по мере того как фронт приближается к Одессе, должны обостряться противоречия между оккупантами, не так ли?

— Отношения между оккупантами никогда не были хорошими, а сейчас становятся особенно острыми. Гитлеровцы вытесняют своих союзников со всех командных постов. Ходят упорные слухи, что само название территории — «Транснистрия» — упраздняется...

— Помните: последними из Одессы будут уходить гитлеровцы, они приложат все усилия, чтобы от судоремонтного завода не оставить камня на камне. На вас ложится большая ответственность.

— Понимаю.

— И последнее: вы печатаете сводки Информбюро и расклеиваете в городе. У вас считается похвальной лихостью наклеить сводку под носом сигуранцы. Игра в прятки со смертью. Надо строго соблюдать законы конспирации. Расклейку листовок прекратите. Достаточно и того, что ваши люди регулярно слушают сводки, записывают их и размножают на машинке. Каждое воскресенье передавайте сводки товарищу Федору. Пароль тот же.

— Понимаю.

— На связь с Федором выделите специального человека, умного и достаточно опытного. Затем, есть у вас такой мастер... Да, Гнесианов! — вспомнил Роман. — Так вот, этот товарищ очень откровенно торгует бронзой и баббитом. Вырученные деньги идут на нужды группы?

— В основном да...

— От услуг этого товарища откажитесь. Мы к вам направим человека, его зовут Семен Шпак... Запомните: Семен Шпак! Он реализует вам цветные металлы по более высоким ценам и без ненужного риска. Ваше обращение-листовка к местным немцам вызвало живой интерес. Многие местные немцы призадумались, некоторые уклоняются от сдачи оккупантам хлеба, мяса и овощей. Через некоторое время вам следует обратиться к ним с новой листовкой. Вот, кажется, и все, что поручил мне передать вам районный комитет партии. В случае надобности можете связаться с нами минуя Федора, непосредственно через Туленко Игната Ивановича, или, как мы его привыкли звать, Старшину. Он работает подсобным рабочим материально-технического склада на судоремонтном. О деталях договоритесь с ним лично. — Товарищ Роман поднялся и протянул руку: — Желаю удачи! Не зарывайтесь. Поменьше азарта. А то у вас, Николай Артурович, есть эдакая рисовочка опасностью. Не надо.

— Ясно, товарищ Роман! Спасибо! От всей души спасибо...

— Игнат Иванович, — обратился Роман к Туленко, — проводи товарища до моста и возвращайся, надо поговорить.

Николай простился с Романом и вслед за Туленко вышел.

Обратный путь показался легче, быть может потому, что настроение у Николая было отличное. Сознание того, что ты не один, что за тобой испытанная, сильная организация, на которую можно в трудную минуту положиться, наполняло его радостным, приподнятым чувством.

Когда они, совершив два подъема по вертикальной шахте, позвонили, наверху долго стояла ничем не нарушаемая тишина.

— Очевидно, в лавке покупатели, — тихо пояснил Старшина.

— Что же, товарищ Роман совсем не выходит на поверхность? — так же тихо спросил Николай.

— Редко. Ему нельзя, знают его в лицо...

— Тяжело в катакомбах. Кажется, что вся эта толща земли давит на грудь, мешает дышать...

— Один румынский ученый с «научной» точки зрения совершенно точно доказал, — улыбнулся Туленко, — что партизаны долго под землей не выдержат. Во-первых, писал ученый, нехватка воздуха, во-вторых, человек не может жить без солнца, а в-третьих, без витаминов. Румыны успокоились и стали дожидаться, когда партизаны перемрут в катакомбах. А научный этот работник не учел того, что в подземелье Одессы — советские люди! Коммунисты! Большевики! Как видите, товарищ Роман живет и трудится!..

В это время наверху послышался грохот отодвигаемой бочки. Крышка откинулась, и сквозь тьму проступил бледный прямоугольник открытого люка.

Туленко задул фонарь, повесил его на прежнее место, и они начали подниматься по лестнице.

— Постойте маленько здесь, в подсобке, пока глаза привыкнут к дневному свету, — сказал Старшина. — Если я вам буду нужен, приходите на склад, покажитесь и уходите, где побезопаснее. Я приду. Ну как?

— С непривычки трудно... — сознался Николай Артурович.

— Сейчас пройдет.

Они постояли еще некоторое время и затем вышли из подсобки. В лавке не было никого. Штебенко, отец и сын, улыбнулись им из-за прилавка. Николай и Старшина пошли к площади.

— Идите, дальше я доберусь сам, — сказал Николай.

Но Старшина отрицательно покачал головой:

— Приказано до моста. У нас дисциплина железная.

Тут же за мостом Николай нанял извозчика и поехал к профессору Лопатто. На звонок ему открыл Эдуард Ксаверьевич:

— Марии Трофимовны нет дома! — громко сказал он и захлопнул дверь.

За то короткое время, что дверь была открыта, из кабинета потянуло табачным дымом. Лопатто не курил. Стало быть, у профессора кто-то был, встречу с кем он хотел предотвратить.

Николай поднялся этажом выше и, не выпуская из поля зрения дверь в квартиру Лопатто, приготовился ждать.

Прошло минут пятнадцать — двадцать, когда снова щелкнул замок двери и на площадку вышел, брезгливо выпятив нижнюю губу, профессор Хайлов.

— Ну и черт с тобой! — прошипел он, спускаясь по лестнице.

Громко хлопнула входная дверь.

Немного выждав, Николай спустился на второй этаж и позвонил.

— Я так и думал, что вы поймете... — сказал Лопатто, пропуская его в кабинет. — Был профессор Хайлов, и я почему-то решил, что вам встречаться не следует...

— Думаю, и у вас, Эдуард Ксаверьевич, с этим господином нет ничего общего, — улыбнулся Николай.

— Хайлов считает меня красным. Приближается фронт, и крысы бегут с корабля.

— В нашем доме крысы не обязательны, — заметил Николай.

— Да, конечно... Вас, очевидно, интересует завод...

— Я знаю, ваш проект принят и завод восстанавливается. Эдуард Ксаверьевич, меня к вам направил товарищ Роман.

— Наконец-то! Признаться, я думал, что обо мне забыли, — профессор улыбнулся, и его лицо приняло какое-то новое выражение.

— Вас не забыли. Просто не хотели подвергать ненужному риску...

— Мне это не совсем понятно. Когда я должен был эвакуироваться с институтом, меня вызвали в партийный комитет — было это, помню, как сейчас, двадцатого сентября — и предложили остаться в Одессе. Я знал, что меня ждет, но все же остался... Кстати, тогда в парткоме я и познакомился с товарищем Романом. Вы давно его видели?

— Сегодня.

— Чем я могу быть вам полезен?

— После того как наши войска захватили Армянск, группировка немецкой армии в Крыму отрезана. Снабжение Севастополя возможно только морем. Мы должны нанести чувствительный удар по немецкому флоту. Для успешной диверсии необходима взрывчатка, мины с тепловым взрывателем, замаскированные под каменный уголь...

Профессор Лопатто поднялся с кресла и, потирая подбородок, прошелся по кабинету. Он был озабочен.

— Если изготовление таких мин связано с большим риском, считайте, Эдуард Ксаверьевич, что с этой просьбой я к вам не обращался...

— Опять опека?! Скажите, почему я должен опасность обходить стороной? Чураться всякого риска?! Кто вам дал право устранять меня от участия в борьбе?!

— Вы меня не так поняли...

— Нет, это вы неверно истолковали мое раздумье... Я думал о трудностях... Отдельные компоненты придется изготовлять в университетской лаборатории, а собирать здесь, у меня в кабинете. Вы можете выточить металлический корпус и капсюль?

— Дайте чертеж, укажите размеры...

— Кроме того, подберите подходящий кусок угля и проточите в нем отверстие... Я сейчас набросаю вам... — Профессор сел за стол и пододвинул к себе лист бумаги.

В передней послышался звук открываемого замка. Перехватив настороженный взгляд Гефта, профессор сказал:

— Это Мария Трофимовна. Она «делала базар», как говорят в Одессе. — Эдуард Ксаверьевич улыбнулся. — При жене ни слова. Тоже опекун...

Приоткрыв дверь, Мария Трофимовна заглянула в кабинет и, без особого удовольствия, поздоровалась с Гефтом. Женщину беспокоили непонятные и, казалось, ненужные связи мужа с незнакомыми ей людьми.

— Вот чертеж. Размеры я проставил, — сказал профессор Лопатто. — Высокий класс точности не требуется.

Гефт внимательно посмотрел на чертеж, закрыв глаза, представил себе его во всех деталях и вернул Лопатто:

— Можете уничтожить. Завтра, Эдуард Ксаверьевич, я занесу вам первую заготовку и кусок угля...

— Вы действительно запомнили чертеж? — удивился профессор.

Гефт перевернул лист чистой стороной, быстро начертил корпус, капсюль взрывателя и проставил размеры:

— Проверяйте, профессор.

— Точно. А знаете, Николай Артурович, вы молодец! У вас верный глаз и отличная память. — Профессор сложил чертеж вчетверо, разорвал его и бросил в корзину.

— Так, Эдуард Ксаверьевич, нельзя... — Николай поднял корзину и стал выбирать обрывки чертежа.

— Юношеская романтика тайны, — с доброй усмешкой сказал Лопатто. — Кого может соблазнить содержимое моей мусорной корзинки?

— Есть такие «мусорщики»... Они добывают неплохую информацию...

Николай открыл печную дверцу, поджег клочки бумаги и бросил их на поддувало.

Лопатто смотрел на крупные, энергичные черты лица Николая, освещенные вспышками пламени, и откровенно ему завидовал. С первых же дней войны его дружески и в то же время решительно оберегали от непосредственного участия в борьбе. Когда в сентябре его вызвали в партком и предложили остаться в Одессе, он согласился не задумываясь. В состоянии крайнего напряжения он ждал, что вот придет к нему человек, назовет условное имя и потребует от него борьбы, сопряженной с риском, с опасностью... Но шли дни, недели, месяцы, а к нему никто не приходил. Целый год он жил в ожидании, но о нем словно забыли. Спустя год Эдуарда Ксаверьевича пригласили в университет. Изменились условия его жизни, семья перестала нуждаться, но он по-прежнему ждал человека, который придет к нему и потребует действия... И вот этот человек пришел. Конечно, он не так представлял себе участие в борьбе, но...

Николай поднял с пола тонкое полено, помешал им в печке и захлопнул дверцу. Пообещав завтра же к вечеру принести металлические заготовки, он ушел.

С Мясоедовской Николай свернул на Болгарскую, вышел проходным двором к дому Семашко и заглянул в подворотню — старики были во дворе. Только он прикоснулся к замку, как дверь открыла Зинаида:

— Я знала, что ты придешь, — здороваясь, сказала она. — Приемник уже включен.

Подняв творило, они спустились в подвал и надели наушники.

Который раз они слушали передачи Информбюро, и всегда с новым волнением, как сейчас...

Удары метронома затихли...

— Говорит Москва! От Советского информбюро, — послышался голос Левитана. — Войска 2-го Украинского фронта после трехдневных упорных боев 9 декабря овладели городом и железнодорожным узлом Знаменка!..

Николай пододвинул к себе карту и нашел Знаменку, узел железных дорог Черкассы — Первомайск, Кременчуг — Николаев...

«Фронт быстро продвигается на запад, надо спешить с посылкой связного, — думал он, двигая острием карандаша по карте. — Первомайск. Пропуск до Первомайска, а там несколько дней пересидеть в подвале и...» — Он глянул через плечо Зинаиды на запись:

«...подбили и уничтожили 122 немецких танка, — прочел он, — из них 92 в районе северо-восточнее Черняхова...»20

Николай снова пододвинул к себе карту. Тяжелые танковые бои шли уже в ста километрах западнее Киева.

Зина выключила приемник и сняла наушники.

Когда они выбрались из подвала, Николай предупредил:

— Твои обязанности, Зина, ограничиваются прослушиванием сводок и передачей записи Покалюхиной. Расклейкой мы заниматься не будем...

— Что-нибудь случилось? — забеспокоилась она.

— Нет, но могло бы случиться.

— Что-то ты, Коля, сегодня сверкаешь, словно новенький гривенник! — пытливо вглядываясь в его лицо, сказала Зина.

На вопрос он не ответил, но почувствовал сам свою беспричинную улыбку, необычный подъем сил. И только четверть часа спустя, на Большой Арнаутской — он шел к Юле, — Николай подумал о том, что его так взволновало. Улыбка была не беспричинна. «Мы наблюдаем за вашей работой, поддерживаем, иногда направляем...» — сказал товарищ Роман. Исчезло ощущение одиночества, так угнетавшее его в последнее время. Теперь борьба приобретала новый характер, новые краски!..

^ ДВЕ ВСТРЕЧИ

Во двор дома на Коблевской Николай вошел, когда совсем стемнело. По его расчетам, Глашино окно было последнее налево. Сквозь узкую щель маскировки мерцал свет. Он приник к окну и увидел Глашу. Как и в первый раз, она была в полотняной рубашке с широкими бретельками, подчеркивавшими ее тонкие, словно девичьи, плечи. Чему-то улыбаясь, она шила на машине, подрубая длинным цветастым лоскутом некрашеный льняной холст.

Николай осторожно постучал. Женщина остановила машину и, глядя в окно, прислушалась. Он постучал вновь. Тогда Глаша погасила свет, подошла к окну и откинула светомаскировку. Николай зажег спичку и близко поднес к своему лицу. Видимо узнав его, Глаша постучала в ответ.

Он ждал, пока женщина привела себя в порядок и открыла дверь.

Хорошо ориентируясь, Николай пошел по коридору вперед.

В комнате был все тот же рабочий беспорядок. Глаша закрыла дверь, пододвинув табурет, села рядом с ним, сложила на коленях руки и доверчиво улыбнулась.

На лице Глаши можно было прочесть откровенное любопытство и самую искреннюю доброжелательность. Ее по-детски полные губы чуть приоткрыты в улыбке. С губами улыбаются и глаза, собирая в уголках множество мелких складочек.

Они не виделись с того самого вечера, когда Глаша подстерегла его возле дома, чтобы предупредить о провокаторе Дегтяреве. Прощаясь, он тогда сказал ей: «Прошу вас без очень большой нужды не искать со мной встречи». Но пришло время, и он ищет этой встречи:

— Меня привело к вам, Глаша, неотложное дело... — сказал он, преодолевая неловкость.

Сквозь глубокий вырез ее ситцевого платья был виден ворот полотняной рубахи с вколотыми иголками и цветными нитками. Сдерживая волнение, Глаша поднесла руку к вороту и стала разматывать с одной из иголок нитку и наматывать вновь...

А Николай молчал, остро ощутив опасность того, что собирался ей предложить. Он явственно представил себе Глашу на допросе в гитлеровской контрразведке, ее беспомощно вывернутые тонкие руки...

— Вы сказали, неотложное дело... — нарушила Глаша молчание.

— Помните, в июне, когда я пришел впервые, — начал Николай, — вы еще вышли ко мне на улицу...

— Помню, вы спрашивали мужа.

— К Якову Вагину у меня была явка. Он должен был остаться в городе для связи...

— Поначалу так оно и было. Яков перебрался квартировать к одному штурману на Пересыпи, установил связь... А десятого октября, рано утром, вот как вы, постучал в окно, простился...

— Трудно сейчас докопаться до истины, почему десятого октября Яков Вагин ушел на военном транспорте...

— Яша сказал — «приказ»...

— В суматохе эвакуации приказов было много, и разных. Со временем все станет ясным, что к чему, разберутся... Теперь же дело не ждет. Нет Вагина — нет рации. Нужно посылать человека через линию фронта. Мужчине трудно, схватят как дезертира, стало быть, женщина...

— Господи, да никак вы меня собираетесь посылать?! — она от удивления всплеснула руками.

— Вас, Глаша.

Улыбка сбежала с ее лица, Она встала, прошлась по комнате, зачем-то стряхнула и аккуратно сложила начатый коврик и, помедлив, сказала:

— Я должна подумать, дня три...

Он понял, что Глаша хочет связаться с подпольем, поэтому сказал:

— Мне рекомендовал вас товарищ Роман.

— Вы видели товарища Романа?

— Да, сегодня утром, Глаша, время не ждет. Наши войска с боями продвигаются к Одессе. Разведданные о гитлеровской обороне города должны быть переданы командованию...

— Раз товарищ Роман сказал, я не против. Сумею ли? Вы обо мне вон как думаете, а я такая, знаете, средняя... С памятью у меня плохо... Училась на тройки... Вся, как есть, нескладная я...

— Вы мне все это говорите, чтобы я от вас отступился?

— Зачем вы так? Я согласна. Не девочка, понимаю. Немного страшно, но это как в холодную воду — сперва обожжет, а обвыкнешь — ничего... Говорю так, чтобы знали, трудно будет со мной. Вам небось мнится смелая, сильная. А я... Ну, средняя, и все тут, яснее не скажешь.

— Знаете, Глаша, не верю я в средних людей. Самый простой, ничем не примечательный человек в дни испытаний может стать героем. Думается, в каждом дремлет до поры его внутренняя красота, что ли... Его способность к подвигу...

— А можно мне вас спросить?

— Да.

— Посылка от Якова и... Ну, всякое такое, на словах что велел передать... И что красивее меня нет на свете... И что любит, что вернется, только ждать его крепко велит... Это вы сами? От себя? Ну скажите мне правду, как на духу!

Глаша взяла его за руку и, глядя прямо в глаза строгим, изучающим взглядом, замерла в ожидании.

Николаю не было стыдно своего поступка. Передавая Глаше посылку, он думал об Анне и сыновьях. Ему казалось, что и там, в предгорье Алтая, найдется человек, который вспомнит о нем, передаст жене доброе слово. И, все же чувствуя неловкость, Николай признался:

— Помните, Глаша, при встрече, вы сказали: «Кто я теперь, солдатка, вдова...» Крепко запали мне в сердце слова эти... Хотел поддержать вас, чтобы выстояли, дождались...

— Я тогда еще поняла — пришел добрый человек, утешил душевным словом. Спасибо и на этом. Знаете, как вы меня поддержали. А Яков... Что ж Яков... Если бы он вас накануне встретил, передал бы все, что сказали мне вы... Простите меня, глупую, баба она баба и есть...

Глаша подошла к столику, открыла пудреницу, оклеенную ракушками, глядя в осколок зеркала, припудрила нос и, устроившись на табуретке, сложила руки ладошками.

— Где вы родились, Глаша? Росли, учились? — спросил Николай.

— В Балаклее, на реке Тясмин. Кончила начальную школу. Когда мама умерла, отец, он портновским делом занимался, переехал в Одессу...

— Балаклея на дороге Прилуки — Черкассы — Вапнярка?

— Я дальше Смелы не бывала. Что Черкассы недалеко, знаю.

— У вас кто-нибудь в Балаклее остался?

— Папина сестра, тетка Раиса. По мужу Голещук.

— Муж теткин чем занимается?

— Он по торговой части.

— Примет вас тетка, если вы к ней приедете?

— Не знаю... Много лет прошло... Тетка ко мне была ласкова. До войны приезжала она в Одессу, хоронить брата, отца моего. Звала в Балаклею. Мы, говорит, тебя за хорошего человека выдадим... А я тогда уже сердцем к Якову прилепилась. В прошлом году получила от нее письмо. Глебушка поторговывает. Живут они сытно. Раиса спрашивала, не могу ли я к ним приехать, привезти мануфактуры для «торгового оборота»... Только недавно письмо это на глаза попадалось...

— А вы вспомните, это важно.

Глаша выдвинула ящики машины, порылась в лоскутах, затем достала из-под кровати фанерный баул, перебрала в нем всякую мелочь. Долго стояла Глаша посреди комнаты, наморщив лоб, приложив палец к носу, пока не вспомнила: сложив конверт гармошкой, заложила им форточку, чтобы от сквозняка не хлопала!.. От такого обращения конверт пострадал, но письмо сохранилось. Николай внимательно прочел его и спросил:

— У вас, Глаша, какой район префектуры полиции?

— Греческая — угол Полицейского переулка.

— Завтра же утром отправляйтесь с этим письмом в префектуру и требуйте пропуск в Балаклею. Скажите, что по делам коммерции, продать мануфактуру и купить продукты...

— А у меня, кроме этих лоскутов, и нет ничего...

— Мануфактура, Глаша, будет. Требуйте пропуск. Нельзя терять ни одного дня: бои идут на ближних подступах к Черкассам!

— Вы думаете, дадут они пропуск?

— В префектурах полиции все покупается и продается. Предложите им взятку...

— Как же это?

— Идите прямо к комиссару полиции. Скажите: я, мол, человек коммерческий. Вы мне пропуск, господин комиссар, я вам марки. Вот задаток — сто марок, получу пропуск — еще двести! Дала бы больше, но, сами понимаете, деньги в товаре. Вернусь из Балаклеи, тогда пожалуйста — муки, манки, сахару!.. На обещания не скупитесь!

— У вас складно получается...

— Когда надо, Глаша, и у вас получается складно. Помните, с Дегтяревым...

— Так разве ж то я сама?

— Вы, Глаша, верующая? — неожиданно спросил Николай.

— Девчонкой была, бабка в церковь силком водила, а выросла, так... Яков-то у меня коммунист.

— Понимаю. Вот вам, Глаша, записная книжка и «Молитвослов». Вы в эту книжку выпишите молитвы на каждый случай. На первой странице вот отсюда. «Непрестанно молитеся. О всем благодарите: сия бо есть воля божия о Христе Иисусе в нас», — прочел он. — А потом я между строк впишу невидимыми чернилами данные разведки. Вы раздобудьте себе где-нибудь крест нательный, иконку небольшую, церковные свечи... По возможности оденьтесь во все черное, вроде монашки...

— Понимаю.

— Сейчас же после моего ухода садитесь, Глаша, и переписывайте. Ну, а на память придется все же кое-что выучить. Об этом завтра. Вот вам на расходы триста марок, — он отсчитал деньги и положил на швейную машину. — Скажите, удобно, если я приду завтра в это время?

— Да, конечно. Вы только в окно постучите. Бруна теперь здесь не живет...

— И не бывает?

— Приходила раз за вещами. Меня уговаривала на «легкую жизнь»... Говорит, живет богато и весело.

— Знаю я ее жизнь... — усмехнулся Николай.

— Врет?

— Пожалуй что и не врет.

— Бог ей судья...

— Зачем бог? Мы ее сами судить будем.

Открыв записную книжку, Глаша спросила:

— Расстояние между строчками оставлять побольше?

— Нет. Пишите так, как вы пишете всегда. Чернила у вас есть?

— Соседский мальчонка грамоте учится, все палочки выводит, кружочки... Так я у него возьму...

— Стало быть, завтра утром вы идете в полицию за пропуском. Желаю удачи! — Он пожал на прощание руку и направился к двери. — До завтра! Закройте за мной.

Николай быстро миновал длинный коридор. За ним громыхнула тяжелая задвижка.

Под аркой ворот Николай вынул из кармана кожаной куртки нарукавную повязку с имперским орлом, надел ее и вышел на улицу.

Сегодня, когда он вернулся с Большой Арнаутской, дома его ждала записка от Мавромати. Хозяин «Гамб-ринуса» приглашал его в цирк на матч Олега Загоруй-ченко. Программа, вложенная в конверт, обещала:

^ ОЛЕГ ЗАГОРУЙЧЕНКО

Бои с двумя противниками!

3 раунда по 3 минуты

против

РАТКЕВИЧА!

3 раунда по 3 минуты

против

ЛАПИНА!

Отказаться от предложения Мавромати было бы неразумно; в его ложе всегда бывали гитлеровские высокие чины и элита оккупационной администрации.

Цирк был на Коблевской, в двух кварталах от дома, где жила Глаша Вагина, и все же Николай опоздал, бой уже начался.

В ложе Мавромати помимо Аси Квак и Москетти, племянника итальянского консула, был сам оберфюрер Гофмайер, начальник оберверфштаба адмирал Цииб, баурат Загнер и руководитель «Фольксдейче миттельштелле» оберштурмфюрер Гербих. В ложе рядом — весь цвет румынской оккупационной власти во главе с губернатором профессором Алексяну и шефом дирекции культуры Трояном Херсени.

На ринге шел бой молодых боксеров клуба «Ринг». Был третий раунд. Бойцы выдохлись, часто переходили в клинч. Арбитр разнимал боксеров, делал замечания, стараясь показать зрителям, что не имеет никакого отношения к этим неопытным парням в боксерских перчатках.

Зрители, настроенные снисходительно, бросали реплики:

— Та я ж их знаю! Це ж хлопцы с Молдаванки!

— И что ты машешь руками? Что?

— Жора, дай ему плюшку! Дай!

И Жора при выходе из очередного клинча дал «плюшку», рассек партнеру губу. Хлынула кровь. Бой остановили. Судьи по очкам засчитали Жоре победу. На ринге появилась другая пара из того же клуба, такая же неопытная и неловкая.

Дожидаясь своего любимца Олега Загоруйченко, немцы не следили за ходом боя и вели неторопливый разговор.

Николай прислушался и понял, что речь идет о большом расточном станке механических мастерских, который румыны пытались демонтировать и вывезти с судоремонтного завода в Констанцу.

— Я этому хлыщу демонтаж запретил! Тогда он приказал шефу Купферу демонтировать станок в ночную смену. Я снова вызвал этого артиста, а он оправдывается тем, что получил специальную инструкцию за подписью начальника румынского генерального штаба Штефеля... — жаловался майор Загнер адмиралу Циибу. — Да вот и он, идет по проходу!

— Позовите его! — приказал адмирал.

Загнер поднялся и махнул рукой румынскому офицеру.

— Занимаемая должность? — спросил Цииб.

— Командир специального отряда «Зет-1»...

Распространяя запах крепких духов, румынский майор, нарядный и действительно хлыщеватый, поднялся в ложу, доложив:

— Майор Думитру Котя!

— Вам известно, майор, что судоремонтный завод выполняет заказы германского военного флота? — резко спросил Цииб.

— Известно, господин адмирал!

— Почему же вы приказали демонтировать расточный станок?

— Инструкция, господин адмирал...

— Идите вы с вашей инструкцией... — Цииб притянул его к себе за борт мундира и тихо закончил фразу. Адрес был понятен.

Румынский майор побледнел и качнулся назад, наступив на ногу Гофмайеру. Оберфюрер выругался и толкнул офицера в спину.

— Можете идти! — отпустил его адмирал.

В это время общее внимание привлек к себе Олег Загоруйченко. В элегантном халате, наброшенном на плечи, он нырнул под канат и оказался на ринге.

Немцы встретили боксера аплодисментами.

На противоположном углу ринга появился боксер Раткевич. Он казался выше своего партнера и шире в плечах.

Николай проследил за румынским майором, который спустился вниз и прошел за кулисы цирка.

В качестве арбитра на ринге выступал чемпион Одессы, президент клуба «Атлетика».

Загоруйченко сбросил халат на руки своего тренера. Он был в темно-синих трусах с белым пояском и изображением украинского трезубца. Самоуверенный, спокойный, боксер смотрел исподлобья на своего партнера, как мясник на быка. В фигуре Раткевича, в выражении его лица было действительно что-то грубое, скотское...

Арбитр объявил все спортивные титулы Загоруйченко, скромно представил Раткевича, его клуб и тренера.

Бой начался.

Раткевич был малоподвижен, но руки его таили в себе большую самобытную силу, он это знал и рассчитывал покончить с партнером одним решительным ударом.

Загоруйченко, словно совершая разминку, был подвижен, легкими и быстрыми ударами дразнил Раткевича, вызывая его на более решительные действия.

Раткевич нанес прямой удар, но Загоруйченко легко ушел назад, так же быстро перешел в наступление и ответил левой, точным и сильным ударом. Партнер с каким-то недоумением на лице коснулся спиной каната и потерял боевую стойку, чем воспользовался Загоруйченко и нанес серию быстрых ударов, встреченных общими криками и возгласами одобрения.

Кончился первый раунд.

Тяжело дыша, Раткевич упал на табурет и, скосив глаза, слушал наставления тренера.

Загоруйченко, держась за канат, принимал картинные позы, играл мускулами, обменивался взглядами и улыбками с публикой.

— Кстати, господин майор, как можно расшифровать «Зет-1»? — спросил баурата Гефт.

— Специальное соединение для захвата средств производства, культурных и художественных ценностей на оккупированной территории, — охотно ответил Загнер. — Организация по типу наших частей Риббентропа или батальона особого назначения войск СС доктора Нормана Ферснера. В соединение «Зет-1» входит саперная рота, шоферская, группы автогенщиков и специалисты по художественным ценностям.

Прозвучал гонг, и начался второй раунд.

Раткевич ушел в глухую защиту. Тяжело ступая по рингу, он ждал своего времени, но время работало против него. Легко, словно играя, Загоруйченко тревожил Раткевича частыми и довольно сильными ударами.

Зрители откровенно потешались над Раткевичем:

— Мясник!.. Увалень!.. Тумба!..

— Это тебе не тушу разделывать!

— Чемпион с Привоза!

И нервы Раткевича не выдержали: слепой от ярости, он пошел на соперника, нанес сокрушительный удар, увы, попавший в подставленную перчатку, но тотчас получил ответный прямой в солнечное сплетение. Раткевич упал на колено, вскочил и ринулся на противника. Загоруйченко при помощи нырков и уклонов легко уходил, успевая наносить сильные и точные удары в голову.

В перерыве между вторым и третьим раундом Раткевич с трудом восстанавливает дыхание. Он набирает воду, чтобы ополоснуть рот, и зрители слышат, как его зубы стучат о кружку. Тренер вытирает его, обмахивает полотенцем, шепчет ему на ухо.

Загоруйченко, опираясь о канат, сидит на табурете. Дыхание его ровное, спокойное. Он улыбается, наблюдая за противником.

— Как жаль, Николя, что нет с нами Берты Шрамм! — обратилась к Гефту Ася Квак. — Бедная, она так любила бокс...

Николай чувствует на себе пристальный взгляд Гофмайера.

«Конечно, — думает он, — начальник гестапо, услышав эту реплику, прежде всего задался мыслью: не я ли автор анонимки, разоблачившей Млановича?»

— Да, жаль, что Берты нет с нами! — собрав все силы, с эдаким светским, вежливым равнодушием отозвался Николай и, встретившись глазами с Гофмайером, пояснил: — Мы говорим, господин оберфюрер, о Берте Шрамм, так загадочно убитой три месяца назад...

— Современная следственная криминалистика не оставляет нам нерешенных загадок, герр Гефт! — медленно сказал Гофмайер, двигая челюстями, словно перекладывая за щекой жвачку.

Удар гонга. Начинается третий раунд.

Загоруйченко уже в самом начале раунда демонстрирует высокий класс бокса. Одна за другой следуют серии ударов. Взбешенный Раткевич, открыв корпус, наносит несколько тяжелых ударов, но они не достигают цели; после неудачного удара левой он на какое-то мгновение теряет равновесие, наклоняется вперед и получает сокрушительный удар в челюсть. Некоторое время он еще на ногах, но уже в состоянии помрачения. Следует сильный, безжалостный удар в солнечное сплетение — и Раткевич грузно, словно мешок с картофелем, падает на ковер...

Арбитр считает время: раз... два... три...

Но Раткевич и после десяти секунд находится в тяжелом беспамятстве, его уносят с ринга.

Зрители устраивают Загоруйченко овацию. Он кланяется, прижимая к груди руку в перчатке, улыбается, принимает большой букет цветов и по частям бросает цветы в публику.

«Как бы не потерять из виду этого майора Думитру Котя, — думает в это время Николай. — Баурат говорил адмиралу о секретной инструкции начальника генштаба Штефеля».

Пользуясь перерывом, Николай отправляется за кулисы цирка. Здесь возле клеток с собачками в обществе довольно пышной румынской дрессировщицы с ярким созвездием родинок на лице майор Котя. Он так напорист, словно артистка — захваченный им трофей, который он собирается вывезти в Констанцу.

— Господин майор, разрешите представиться: инженер Николай Гефт!

Котя протянул ему руку с анемичными тонкими пальцами и вяло ответил на пожатие.

— Я только что был свидетелем этой отвратительной сцены... Примите, господин майор, мое сочувствие! Если я чем-нибудь могу быть полезен...

— Где вы работаете? — заинтересовался Думитру Котя.

— Я старший инженер-механик «Стройнадзора» на заводе «Шантье — Наваль»...

— Это интересно! — оживился майор. — Очень интересно! Вот кончится бокс, за которым я слежу с таким живым интересом, — взгляд и улыбка в сторону дрессировщицы, — и мы куда-нибудь отправимся с вами. Выпьем по стакану вина... Не возражаете?

— С большим удовольствием.

Разговор шел по-немецки. Ни слова не понимая, артистка скучала.

— После окончания я жду вас здесь, за кулисами, — закончил майор и занялся дрессировщицей.

Николай вернулся в ложу.

На ринге уже шел первый раунд боя Загоруйченко с Лапиным.

В отличие от Раткевича, этот боксер подвижен и техничен, у него красивая стойка, он быстро реагирует на удар и держится против своего грозного противника довольно мужественно.

Зрители следят за этой схваткой с доброжелательным участием: им жалко Лапина, и они хорошо понимают, что он не противник для Загоруйченко. Опытный боксер лишь тянет время, чтобы зрители получили обещанные им три раунда.

Удар гонга. Перерыв.

— После бокса, Николя, — говорит Ася Квак, — мы все отправляемся в «Гамбринус», отпраздновать победу Олега.

— Стоит ли праздновать легкую победу? — улыбнулся Николай.

— В жизни должно быть больше праздников. Не так ли, Москетти?

Итальянец жестом подтвердил согласие, но внимание его было поглощено рингом: начался второй раунд.

В начале раунда Загоруйченко продемонстрировал несколько красивых ударов. Лапин, по-видимому, не понимал того, что участвует в жестокой и опасной игре. Он часто переходил в наступление, был собран и энергичен. Так с кажущимся переменным успехом закончился второй раунд.

— В «Гамбринус» я приеду немного позже, — сказал Николай. — Меня познакомили с одной актрисой...

— По-ни-маю... — многозначительно протянула Ася. — Как легко мы забываем старых друзей и приобретаем новых...

— Такова жизнь! — выдохнул Николай, удивляясь той естественности, с которой изрек эту банальность.

— На рождество в «Миттельштелле» мы решили организовать семейный вечер. Приходите, фрау Квак! — неожиданно пригласил ее оберштурмфюрер Гербих. — Прошу также и вас, герр инженер! — повернулся он к Гефту.

Николай давно стремился попасть в «Фольксдейче миттельштелле»: до зарезу нужны были чистые бланки аусвайсов и пропусков.

— Благодарю за приглашение! — ответил он и спросил: — Вы сказали, господин оберштурмфюрер, что рождественский вечер семейный?

— Да. Мы даже приготовили женщинам подарки.

— Разрешите прийти с сестрой?

— У вас, Николя, есть сестра? И вы это до сих пор скрывали?! — удивилась Ася Квак.

— Двоюродная... — оправдался Николай.

Раздался гонг. Начался третий раунд.

Видимо решив больше не церемониться, Загоруйченко ошеломил противника серией прямых и боковых ударов. Когда же Лапин пошел на сближение, Загоруйченко в инфайтинге провел несколько апперкотов в голову и корпус. Лапин перешел в клинч, но при выходе получил сильный удар в грудь и, беспомощно опустив руки, стал медленно наступать. Загоруйченко, надо отдать ему справедливость, не воспользовался беззащитностью боксера, он отступил перед ним, но Лапин фактически уже вышел из боя и только по законам инерции тяжело двигается по рингу, натыкается на арбитра, судорожно ловит ртом воздух и, словно кукла, выбывшая из представления, падает и повисает на канате.

Раздается гонг. Боковые судьи подходят к рефери. Арбитр поднимает руку победителя. Зрители кричат, свистят, аплодируют...

Пошатываясь и вытирая кровь, показавшуюся из носа, Лапин никем не замеченный уходит с ринга.

С неприятным осадком, который оставил этот бой, еще раз пообещав Асе Квак приехать в «Гамбринус», Николай спустился вниз и прошел за кулисы.

На куче грязных опилок лежал Лапин. Скромно одетая худенькая женщина, держа голову боксера на коленях, вытирала платком его лицо.

— А, вот и вы! — майор Котя подхватил Николая под руку. — Поехали! Да, я вас не познакомил! Инженер...

— Николай Гефт! — подсказал он.

— Артистка цирка Жанна Жако! Неповторимая! Единственная в мире! Чудо циркового искусства!

Они вышли из цирка и сели в фаэтон, запряженный парой серых.

Кучер знал, куда его хозяин может отправиться в это позднее время; он свистнул коням, натянул вожжи, и фаэтон понесся сперва по Коблевской, затем по Преображенской.

Жанна не говорила по-немецки, но помимо румынского отлично владела русским. Здесь же, в фаэтоне, Николай узнал ее несложную историю: дочь русского эмигранта, в Бухаресте сошлась с цирковым клоуном, который и сделал из нее дрессировщицу. В первые же дни войны ее муж попал в армию и где-то в Сальских степях пал во славу маршала Антонеску.

С Преображенской фаэтон свернул на Новорыбную и остановился на углу Канатной. Здесь была знакомая Николаю бодега.

Они прошли через зал, пропитанный кислым запахом пива и табака, миновали буфетную стойку и оказались в отдельной комнате, оклеенной темно-красными обоями. Над диваном с обтрепанной обивкой висела аляповатая копия с картины Боголюбова «Синопское сражение». Посреди стоял стол, покрытый несвежей скатертью, несколько стульев и чахлый фикус в эмалированном ведре.

Следом за ними вошел лысеющий коренастый человек с маленькими бегающими глазками и мясистым склеротическим носом. Он был в морской тельняшке и распахнутом кителе.

— Разрешите представить вам, — по-немецки сказал Котя, — хозяин заведения! Русский моряк. Плавал старшим помощником на большом теплоходе. Совершеннейший мерзавец и плут! Александр Басуль!

Понимая, что его знакомят с Гефтом, хозяин протянул руку с влажными и холодными пальцами.

Майор Котя заказал вино и фрукты.

Что-то о хозяине этой бодеги Николай слышал... Да! В октябре сорок первого он облыжно обвинил в диверсии капитана Нечаева, принял командование «Украиной», ошвартовался в Одессе и дезертировал, скрывался до прихода оккупантов. Позже помогал гитлеровцам разминировать гавань. Басуль действительно предатель и мерзавец, но из уст Думитру Котя, румынского офицера, такая характеристика звучит по меньшей мере странно.

— Я надеюсь, что дама не будет возражать, если, пока принесут вино, мы поговорим о деле? — по-русски сказал майор.

Жанна достала из сумочки зеркало и занялась прической, растрепавшейся во время быстрой езды.

— Я представляю часть румынской армии под индексом «Зет-1»... — майор перешел на немецкий.

— Разрешите вас спросить, — перебил его Николай, — что значит этот индекс?

— Армия несет значительные потери и, разумеется, может рассчитывать на некоторую компенсацию за счет захваченных ценностей. Специальная часть «Зет-1» создана для захвата и эвакуации военных трофеев...

— На этой почве у вас должны возникнуть трения с немецким командованием...

— Чтобы избежать конфликтов, мы при эвакуации художественных и культурных ценностей широко пользуемся санитарными поездами.

— Понятно, санитарный транспорт немцы не контролируют...

«Маршал Ион Антонеску сумел придать грабежу организованный, государственный характер, — подумал Николай. — Но время возмездия близко, и мародеры попытаются спрятать концы в воду. Надо обязательно добыть эту секретно-грабительскую инструкцию за подписью начальника генерального штаба».

— Так чем же я смогу быть полезен? — после паузы спросил Николай.

— Я был бы вам крайне признателен за подробную инвентаризационную ведомость механических мастерских судоремонтного завода. Но дело есть дело! Семь процентов комиссионных... — предложил майор Котя.

— Условия меня устраивают... — замялся Гефт. — Мне только не совсем ясно... Завод принадлежит румынской фирме «Шантье — Наваль», во главе завода румынская администрация, а вы обращаетесь ко мне, немцу.

— Я не только, как военный, представляю армию, как частное лицо, я защищаю интересы моей фирмы...

— Теперь я начинаю понимать: шеф Купфер представляет интересы конкурирующей фирмы?

— Как говорят русские, «частнокапиталистическая конкуренция».

— Где я вас смогу найти?

Майор вынул визитную карточку и на обороте написал адрес и телефон:

— Вот, пожалуйста. Вы можете застать меня в любое время...

С подносом вошла опрятная девушка в передничке, приветливо поздоровалась, залившись краской, и неумело расставила на столе фужеры, бутылки вина, тарелки и глиняное поливное блюдо с фруктами.

— Понемногу привыкаешь, Лена? — спросил ее майор.

— Да, господин майор. Стараюсь. Вам больше ничего не требуется?

— Нет. Можешь идти.

Девушка вышла. Майор налил вино и, приподняв свой фужер, сказал, глядя на цирковую актрису, но обращаясь к Гефту:

— За наши деловые отношения!..

Николай понял, что мешает, и, выпив вино, поднялся:

— Должен извиниться перед вами, но я обещал быть в «Гамбринусе».

— Очень жаль, но...

— Можно воспользоваться, господин майор, вашим фаэтоном?

— Скажите кучеру. Его зовут Мирон. Мирон Влахуц.

Возле стойки Николай Артурович столкнулся с хозяином.

— Господин уже уходит? — спросил Басуль и, подмигнув, добавил: — Где двое, третий лишний? Быть может, вы сами не прочь развлечься?

«Этот мерзавец не только предатель, но еще и сводник!» — подумал Николай, но сказал:

— Как-нибудь в другой раз...

Поднявшись в фаэтон, Николай подумал и решил ехать домой. Надо было приготовить и зашифровать информацию, ту, что Глаше Вагиной предстоит выучить наизусть.


statya-celi-i-zadachi-sorevnovanij-statya-rukovodstvo-sorevnovaniyami.html
statya-celi-nastoyashego-federalnogo-zakona.html
statya-dlya-enciklopedii-nauchnih-koncepcij.html
statya-dolzhna-bit-oformlena-strogo-v-sootvetstvii-s-izlozhennimi-nizhe-trebovaniyami-i-tshatelno-vichitana.html
statya-dolzhna-soderzhat.html
statya-epigramma.html
  • shpora.largereferat.info/zadachi-disciplini-dat-predstavlenie-o-sovremennih-programmnih-sredstvah-analiza-sociologicheskih-dannih-osvoit-tehniku-raboti-s-mnogozadachnim-paketom-spss-ispolzuya-bazi-sociologicheskih-dannih.html
  • write.largereferat.info/glava-v-liderstvo-uchebnoe-posobie-dlya-vuzov-izdanie-vtoroe-rekomendovano-redakcionno-izdatelskim-sovetom.html
  • uchit.largereferat.info/u-nas-v-gostyah-elektronnuyu-otchetnost-vsocstrah-mozhno-sdat-cherez-sajt-fonda.html
  • testyi.largereferat.info/annotacii-rabochih-programm-napravleniya-021000-geografiya-profil-ekonomicheskaya-i-socialnaya-geografiya-bazovaya-chast-profil-fizicheskaya-geografiya-i-landshaftovedenie-bazovaya-chast.html
  • lecture.largereferat.info/badarlamasi-shifr-zhne-mamandii-6m050900-arzhi-1-pn-arzhi-2-pn-korporativtk-arzhi-3-pn-bank-s.html
  • paragraf.largereferat.info/vzaimodejstvie-lichnosti-i-situacii-primechanie-udobnee-chitat-s-vklyuchyonnoj-shemoj-dokumenta.html
  • composition.largereferat.info/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-po-napravleniyu-080200-menedzhment-profil-mezhdunarodnij-menedzhment-missiya-osnovnaya-cel-programmi.html
  • thescience.largereferat.info/kapkan-dlya-prezidenta-rabota-po-discipline-prakticheskaya-stilistika-russkogo-yazika-na-temu-inoyazichnie-zaimstvovaniya.html
  • grade.largereferat.info/novie-postupleniya-za-06-09-g.html
  • desk.largereferat.info/otchet-o-deyatelnosti-svetlogradskogo-municipalnogo-uchrezhdeniya-gorodskoj-stadion-za-2011-god.html
  • zadachi.largereferat.info/ognennaya-duga-kurskaya-bitva-glazami-lubyanki-stranica-10.html
  • zadachi.largereferat.info/missiya-kak-konkurentnoe-preimushestvo-v-nestabilnoj-rinochnoj-srede.html
  • report.largereferat.info/kartoteka-statej-o-vospitanii-detej-rannego-vozrasta.html
  • zanyatie.largereferat.info/nauchnie-problemi-ohrani-prirodi-i-ekologii.html
  • znaniya.largereferat.info/redkie-izdaniya-a-p-chehova-v-chelyabinskoj-ounb.html
  • znanie.largereferat.info/a-a-yalbulganov-finansovij-kontrol-stranica-7.html
  • student.largereferat.info/13-bumaga-shejpak-a-a-istoriya-nauki-i-tehniki-uchebnoe-posobie-ch-materiali-i-tehnologii.html
  • upbringing.largereferat.info/konspekt-uroka-integrirovanie-chteniya.html
  • credit.largereferat.info/pismo-zayavka-na-uchastie-v-otkritom-konkurse-konkursnaya-dokumentaciya.html
  • abstract.largereferat.info/14-gosudarstvo-v-usloviyah-belorusskoj-socialno-orientiro-kurs-lekcij-minsk-2009-soderzhanie.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/referat-issledovano-vliyanie-kratkovremennih-ingalyacij-ksenona-na-nekotorie-pokazateli-centralnogo-i-perifericheskogo-gormonalnogo-statusa-i-obmena-veshestv-u-zdorovih-lic.html
  • spur.largereferat.info/media-otchet-po-blagotvoritelnomu-meropriyatiyu-posvyashennomu-vsemirnomu-dnyu-cheloveka-s-sindromom-dauna-.html
  • spur.largereferat.info/krizisi-i-piramidi-i-ekonomiki-vse-civilizovannie.html
  • laboratory.largereferat.info/v-a-chernobrov-vadim-aleksandrovich-chernobrov-rodilsya-v-1965-g-v-volgogradskoj-ob-stranica-8.html
  • lesson.largereferat.info/recenziya-na-roman-v-d-dudinceva-belie-odezhdi.html
  • thesis.largereferat.info/programma-disciplini-zemelnoe-pravo-dlya-specialnosti-030501-65-yurisprudenciya-podgotovki-specialista-avtor-k-yu-n-docent-a-o-minyaev-stranica-8.html
  • bukva.largereferat.info/sistema-stimulyuvannya-zovnshnoekonomchno-dyalnost-na-rvn-derzhavi-ta-regonv.html
  • esse.largereferat.info/razdel-iv-o-reglamente-gosudarstvennogo-sobraniya-respubliki-marij-el.html
  • bukva.largereferat.info/materiali-proverochno-filtracionnih-procedur-primenyavshihsya-v-otnoshenii-perebezhchikov-voennoplennih-i-lic-vernuvshiesya-s-prinuditelnih-rabot-v-germanii-posle-2-j-mirovoj-vojni-filtracionnie-dela-kartoteki-spiski.html
  • universitet.largereferat.info/struktura-i-kompetenciya-nalogovih-organov.html
  • uchitel.largereferat.info/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-visshaya-matematika-po-podgotovke-inzhenera-po-napravleniyu-140600-elektrotehnika-elektromehanika-i-elektrotehnologiya-specialnosti-140602-elektricheskie-elektronnie-apparati.html
  • tetrad.largereferat.info/velichalnoe-rossijskim-krasavicam-velichalnoe-rossii-i-velikoj-pobedi.html
  • klass.largereferat.info/513-rezultati-sociologicheskogo-issledovaniya-po-teme-vospitanie-i-socialnaya-aktivnost-studentov.html
  • turn.largereferat.info/podsekciya-2-animaciya-sekciya-1.html
  • college.largereferat.info/13-izolirovshik-sudovoj-edinij-tarifno-kvalifikacionnij-spravochnik-rabot-i-professij-rabochih-vipusk-23-razdel.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.